holesika (Татьяна) (holesika) wrote,
holesika (Татьяна)
holesika

Categories:

А хотите, я расскажу вам страшную сказку?

Уже неделю собиралась, но никак руки не доходили. А вот сегодня как-то спонтанно получилось...
Получилось такое вот сумасшедшее попурри на тему одного комментария в любимом сообществе. :)

Проклятье черного волонтера.

 

- Я не понимаю, что вы от меня хотите.

Я старалась быть максимально вежливой с этим странным стариком, подсевшим за мой столик. На улице ярко светило солнце, утро было жарким, а в кафе работал кондиционер, да и человек, с которым у меня была назначена встреча, задерживался.

- Опасайтесь волонтеров, - прошептал старик и запахнул старомодный плащ плотнее.

- Каких волонтеров? – удивилась я. – Не в Америке живем. У нас, знаете ли …


- Они добрались, - ещё тише сообщил странный старик.

- Кто?

- Волонтеры, - чуть слышно выдохнул незнакомец.

- Да и хрен с ними! – терпение мое закончилось.

Не хватало только сумасшедшего. И не убеждайте, что он старый, тихий и безобидный. Знаем, плавали. Это сейчас он сидит такой одуванчик, а если его торкнет? Я незаметно осмотрелась. Соседние столики были пустыми, так что, колюще-режущих предметов рядом не было. Когда я снова повернулась к собеседнику, на мгновение мне показалось, что глаза его полыхнули алым отблеском. Тааак, не хватало ещё коллективно спрыгнуть с ума! Это же не бешенство вам.

- В ваших больницах появились волонтеры, - едва слышно произнес старик.

- Нет у нас никаких волонтеров, - возразила я. – И никто их туда не пустит. Покажите мне хоть одного завотделением, который рискнет здоровьем пациентов.

- Они пришли, - упрямо повторил старик и зябко поежился.

- Нету у нас их. Нету, - взмахом руки я подозвала скучающую официантку. – Кто хочет, пусть устраивается санитаром. Для того чтобы в отделении работать, нужна санитарная книжка. А просто так подпускать с улицы людей… а вдруг у него глисты или какой-нибудь неадекватный попадется? Возьмет и придушит пациента подушкой? Или в капельницу что-нибудь добавит? Кто отвечать будет?

- Волонтеры, - прохрипел старик.

Эк, его заколбасило! Ещё зачехлится тут ненароком.

Я схватила руку старика за запястье, пульс еле прощупывался, а сама рука была ледяной и влажной на ощупь.

- У вас с сахаром как? – спросила я. – Сахарным диабетом не страдаете? – я принюхалась, но не почувствовала характерного запаха ацетона.

- Какой сахар? - прошипел старик. – Я очень голоден.

- Что желаете? – спросила подошедшая официантка.

- Что у вас есть из еды? – спросила я, встревожено наблюдая за стариком, который слабел с каждой секундой.

- Из еды? – с недоумением посмотрела на меня сонная официантка.

- Первое, второе… что у вас сейчас есть? Только, чтобы быстро!

- Кофе есть, пирожки вчерашние…

- Метнись на кухню, пусть выгребут все, что есть в закромах. А пока пирожки подавай и кофе, - потребовала я.

- Не кричите на меня, - обиделась молодая девушка.

- Быстро, - подогнала я, проигнорировав её обиды. – Бегом!

- Ничего, я давно голоден, - просипел старик. – Как холодно-о.

- Сейчас принесут что-нибудь поесть, - пообещала я.

- У меня нет… ваших денег.

- Это все условности, - поморщилась я.

Я смотрела, как тщедушный старик поглощает пирожки. Он их даже не жевал, а просто заталкивал в рот пальцем и запивал, обжигаясь, горячим кофе. Старик, как мне показалось, не чувствовал вкуса еды. Затолкав в беззубый рот десяток пирожков, старичок начал оживать; на его щеках появился легкий румянец, он перестал подрагивать и даже распрямился.

Не таким уж и тщедушным оказался незнакомец, когда он распрямил спину, я оценила мощный разворот плеч.

 

- Благодарю вас, - немного старомодно сказал старик и склонил голову.

Резануло по уху слишком правильное и растянутое произношение. Как будто иностранец, пару десятков лет проживший в стране. И слова правильные, и построение фраз, а вот цепляется ухо за какую-то неправильность.

- Вам ещё что-нибудь заказать? – поинтересовалась я.

- Благодарю, больше не нужно, - снова склонил голову старик. – Позвольте в благодарность предупредить вас о грозящей опасности.

- А кому она грозит? – вежливо спросила я.

- Позвольте прочитать вам один документ? – спросил старик, доставая из кармана плаща показавшийся мне старинным, манускрипт. – Нет, я могу вам предложить прочитать, но… - он с сомнением взглянул на меня.

Мое любопытство всем известно, но когда я взглянула на это сплетение завитушек и черточек, у меня зарябило в глазах. Это вам не печатный текст с экрана читать.

- Гм, - хмыкнула я.

- Я прочитаю, - заверил старик, разглаживая на столе свернутый в трубочку плотный кусок  бумаги.

 

***

«Много есть свидетельств о проклятье рода Баскервилей, но будучи прямым потомком Вьюго Баскервиля и будучи наслышана о проклятье от моего отца, а он – от моего деда, я положила себе записать сию историю, не сомневаясь в подлинности её.

И я хочу, дети мои, чтобы вы уверовали, что высший судия волен отпускать нам наши грехи с присущим ему милосердием, и что нет столь тяжкого проклятия, коего нельзя было бы искупить молитвой и покаянием. Так предайте же забвению страшные плоды прошлого, но остерегайтесь грешить в будущем, дабы снова всем нам на погибель не даровать свободу темным силам, причинившим столько зла всему роду людскому.

 

Знайте же, что во времена Великого Восстания, владетелем поместья Баскервилей был Вьюго, того же рода. И этого Вьюго можно со всей справедливостью назвать человеком необузданным, нечестивым и безбожным. Соседи простили бы ему все его прегрешения, ибо в наших местах редко водились святые, но в натуре Вьюго  была склонность к безрассудной и жестокой модернизации, что и сделало имя его притчей во языцах во всем Девоне. Случилось так, что Вьюго полюбил (если только можно назвать этим светлым именем его темную страсть) дочь одного фермера, земли которого лежали поблизости от поместья Баскервилей. Но юная девица, известная своим благочестием и скромностью, страшилась одного его имени и всячески избегала встреч с ним.

И вот однажды, а было это в Топтыгин день, Вьюго Баскервиль отобрал из своих товарищей шестерых самых отчаянных и беспутных, прокрался к ферме, и зная, что отец и братья девицы находятся  в отлучке, увез её.

Вернувшись в Баскервил-холл, Вьюго спрятал свою пленницу в одном из верхних покоев, а сам, по своему обычаю, стал пировать с товарищами. Несчастная чуть не лишилась ума, слыша пение под караоке, крики и пошлые комментарии  к порнофильму, доносившиеся снизу.

Под конец страх довел девицу до того, что она отважилась на отчаянный поступок – выбралась на карниз и, воспользовавшись стропой парашюта, случайно завалявшегося в её рюкзачке, спустилась на землю, взломала замок гаража и угнала любимый байк сэра Вьюго.

По прошествии некоторого времени, Вьюго оставил гостей с намерением отнести своей пленнице еду и питье, а может статься, в мыслях его было и нечто худшее, но увидел, что клетка опустела и птичка выпорхнула на волю. И тогда его обуял дьявол! Сбежав по лестнице, он вскочил на стол, разметал все сосуды с саке, суши, такояки, тамагояки, и даже тамагочи. Вьюго поклялся во всеуслышание отдать свое тело и душу силам зла, лишь бы настигнуть беглянку.

Вьюго выбежал из дома, приказал механику седлать его любимый байк и, узнав, что любимый конь исчез, он в третий раз призвал на помощь силы зла. Он выпустил стаю гончих, дал понюхать кроссовку, потерянную девушкой и пустил всю свору по следу. Сам же, оседлав любимую борзую, отправился в погоню.

 

Сотрапезники Вьюго некоторое время стояли молча, не уразумев сразу, из-за чего поднялась такая суматоха.  Но вот до их одурманенного парами саке рассудка дошло, какое черное дело будет содеяно на просторах торфяных болот. Тут все закричали: кто требовал коня, кто пистолеты, а некоторые флягу с бурбоном. Потом, несколько одумавшись, они всей оравой, числом в тринадцать человек, вскочили на байки и присоединились к погоне.

Луна сияла ярко, преследователи неслись все в ряд по тому пути, каким, по их расчетам, должна была бежать девица, если она имела намерение добраться до отчего дома.

Проехав милю или две, они повстречали пастуха волков со стадом. Сам старик смотрел в сторону Гримпенской трясины и растерянно почесывал затылок, а испуганные волки жались к его ногам, жалобно поскуливали и поджимали хвосты.

Друзья Вьюго желали узнать у пастуха, не видел ли он погоню, но волки, слегка пришедшие в себя, огрызались и пытались кусать покрышки железных коней и краги наездников.

Пастух, выпив литр самогонки, сообщил сквайрам, что он видел девицу, видел и Вьюго, и что двигается погоня в верном направлении.

- Но я видел и другое, - присовокупил пастух. – Вьюго Баскервиль проскакал мимо меня на своей вороной борзой, а за ним гнались… чудовища. Не дай мне Боже увидеть когда-нибудь такое исчадие у себя за спиной, - чуть слышно добавил он.

Пьяные сквайры обругали пастуха и поехали дальше. Но вскоре мороз пробежал у них по коже, ибо они услышали топот, и вслед за этим вороная борзая, вся в пене, пронеслась мимо них без всадника и с брошенными поводьями. Беспутные гуляки сбились в кучу, потом двинулись дальше, хотя каждый их них, будь он один, с радостью повернул бы свой байк. Они медленно продвигались вперед, и наконец увидели собак. Вся свора, издавна славившаяся чистотой породы и свирепостью, жалобно визжала, теснясь у спуска в глубокий овраг.

Преследователи остановились, как можно догадаться, гораздо более трезвые, чем они были, пускаясь в погоню. Большинство из них не решилось сделать вперед ни шагу, но трое же, самых смелых или самых хмельных, направили свои байки вглубь оврага.

Там их взорам открылась широкая лужайка, а на ней огромный муравейник. Такие огромные муравейники строили доисторические насекомые, которые уже перевелись в окрестностях Девона, но их останки ещё можно встретить на болотах.

Луна ярко освещала лужайку, посреди которой лежало бездыханное тело девицы, скончавшейся от страха и потери сил. Но не при виде тела девушки и не при виде лежащего рядом Вьюго Баскервиля зашевелились волосы троих бесшабашных гуляк. Нет!

Над Вьюго стояло мерзкое чудовище – огромный черной масти зверь, сходный видом с муравьем, но выше и крупнее всех коней, которых когда-либо доводилось видеть смертному. И это чудовище на их глазах вскрыло жувалами череп Хьюго Баскервиля и, повернув к ним свою окровавленную пасть, сверкнуло своими восьмью горящими глазами.

Свет фар тринадцати байков прогнал монстра, который скрылся в глубине доисторического муравейника. Сквайры облили гигантское сооружение  бензином и подожгли его, а сэра Вьюго срочно отвезли в город Эксмут и поместили его в центральный госпиталь.

Два месяца реаниматологи бились за жизнь уважаемого сэра Вьюго, было проведено множество операций, и наконец, через полтора года, он покинул гостеприимные стены.

Но странные вещи стали твориться с сэром Вьюго после выписки из госпиталя – он полюбил одиночные ночные прогулки.

А на болотах местные жители продолжают встречать огромного муравья. И горе тому путнику, который с наступлением сумерек окажется рядом с Гримпенской трясиной. На утро его найдут с проломленной головой.

Посему, дети мои, заклинаю вас: остерегайтесь выходить на болото в ночное время, когда силы зла властвуют безраздельно.

 

(Написано рукой Элизабет Баскервиль для сыновей Роджера, Джона и Хьюго).»

 

***

- Подделка, - хмыкнула я, выслушав старика. – Причем, очень безыскусная.

- Документ настоящий, - заверил меня старик. – И история самая достоверная. Все так и было на самом деле.

- Да? – скептически усмехнулась я. – И что же странного вы нашли в ночных прогулках? Может, человеку понравилось наблюдать за звездами? Или вообще он в астрономы заделался?

- Он не смотрел на звезды, - шепотом заверил старик. – Он стал первым черным волонтером.

- Кем? – я поперхнулась. – Волонтером?

- Черным волонтером, - поправил меня старик. – Это проклятье. Вы помните, он трижды призвал себе в помощь темные силы?

- Не смешно.

- Я  и не ставил перед собой задачу рассмешить вас, - старик снова чуть склонил голову. – Дело в том, что муравей, укусивший Вьюго, был не простым муравьем. Это было порождение тьмы. И укусив, он заразил Вьюго.

- Бешенством или энцефалитом? – заинтересовалась я.

«Старый маразматик!», - пронеслось у меня в голове. «Вовка, я тебе башку откушу!» - мысленно пообещала я опаздывающему на встречу коллеге.

- Я понимаю, что звучит это несколько э-э-э… странно, но маразма у меня нет, - словно подслушав мои мысли, слегка нахмурился старик.

«Пипец! Старик-телепат, муравей из преисподней и верховые борзые – снова пронеслась предательская мысль.

- Да, согласен, звучит несколько необычно, - старика не смутило, что я ничего не произнесла вслух. – И, тем не менее, все это истинно от первого до последнего слова. Вам интересно, чем занимался по ночам Вьюго Баскервиль?

- Если это что-то интимное, то не очень, - усмехнулась я. – Не люблю, знаете ли, подробностей.

- Помните, я сказал вам, что муравей заразил Вьюго? – проскрипел старик, убирая манускрипт во внутренний карман своего плаща. – Дело в том, что в те времена не было томографов, и потому врачи не заметили, что мозг Вьюго полностью переродился. То есть, днем он оставался человеком, но едва темнело, ментально превращался в насекомое.

- В муравья? – уточнила я.

- В гигантского дьявольского муравья, - подтвердил старик. – А самое неприятное то, что муравьи – насекомые, живущие в социуме. Им необходим муравейник, иначе они гибнут. Вот Вьюго и стал воспринимать тот госпиталь как собственный муравейник, а врачей и персонал он воспринимал как обитателей своего жилища.

- Очень интересно, - я старалась не рассмеяться.

- А ещё у муравьев есть особенность – они охотники, и добычу относят в муравейник. Вот и Вьюго по ночам охотился на случайных прохожих, - шепотом рассказывал старик. – И относил их в госпиталь. А так как считал, что королева живет в реанимации, ведь медсестра была первой, кого он увидел, выйдя из комы, то все свои жертвы он приносил к двери реанимационного отделения.

- А что он делал с людьми?  Как уговаривал пойти в больницу?

- Он прокусывал их черепа и заражал мозг слюной, как когда-то сделал адский муравей с ним. Большинство его жертв погибали, и чаще это были люди с хорошо развитым мозгом. Те же, чей мозг был менее развит, чаще всего выживали.

- И?

- И превращались в рабочих особей. Они постоянно крутились вокруг больницы, особо одаренные даже помогали медперсоналу, но они постоянно пытались перетащить пациентов из других отделений в реанимацию. Особенно по ночам, когда врачи были менее бдительны, они утаскивали из палат спящих пациентов и подкладывали их под двери.

- А если пациенты сопротивлялись? Или, например, если у постели больного дежурили родственники?

- Тогда черные волонтеры всех кусали, - старик снова понизил голос. – И популяция постоянно росла. Когда она стала очень большой, начался Исход. Небольшими группами они расселялись по другим городам и начинали свою деятельность в других больницах.

- Бр-р, - меня передернуло от нарисованной картинки. – Апокалипсис в действии.

- Все не так мрачно. Когда они начинали мешать врачам, их просто прогоняли. Как вы уже знаете, муравьи – насекомые социальные, и лишенные улья, то есть муравейника, они со временем возвращались в свои настоящие семьи. Мозг их в домашних условиях постепенно регенерировал, и они забывали о страшном прошлом. Ведь на них не было проклятья.

- Понятно. Значит, стоит разогнать этих самых волонтеров и запретить им показываться в больнице, и они возвращаются к своей нормальной жизни?

Со временем именно так все и происходит, - подтвердил старик. – Правда, некоторые теряют при этом память. Окончательно.

- Час от часу не легче! – возмутилась я, и оглянулась.

Мой громкий возглас мог привлечь нежелательное внимание к нашей беседе, но все было тихо; новых посетителей в зале было не видно, а официантки продолжали обмениваться новостями и хихикать.

- А зачем вы мне это рассказываете? – спросила я, склонившись над столом. – К чему?

- Я устал, - ответил старик.

- Вьюго… ведь вы – Вьюго. Верно?

Глаза его полыхнули ярким алым отсветом, и пока я пыталась проморгаться, что-то зазвенело на столе. Когда ко мне вернулась способность видеть все ясно, старика в кафе не оказалось, а на столике, рядом с моей рукой, лежала покрытая патиной странная серебряная монета.

- Нифига себе! Прямо сон в летний день, - восхитилась я, разглядывая старинную монету.

Едва заметный профиль какого-то монарха, стертые тысячами прикосновений буквы…

- Привет, дорогая. Извини, задержался, - услышала я знакомый голос.

- Привет, - я машинально сунула монету в карман джинсов. – Тяжелое было дежурство? – я подставила другу щеку.

- Бывали и легче, - согласился он. – Будешь что-нибудь заказывать? – друг подозвал официантку.

- Уже.

- Одну минеральную без газа и счет этой девушки, пожалуйста.

 

***

- Люблю девиц с хорошим аппетитом, - рассмеялся Вовка, когда мы вышли из кафе. – Ты хоть наелась?

- Я – девушка скромная. Ладно, рассказывай, что у вас за заморочки, - потребовала я.

- Никаких заморочек. Куда пойдем? – спросил друг, останавливаясь.

- Совсем-совсем никаких? И никаких происшествий? Никаких странных пациентов? – настаивала я.

- Как сказать, - кивнул Вовка. – Ночью поступил пациент. Вроде никаких серьезных повреждений, небольшая ссадина на голове, а мужик в коме…

- А волонтеры у вас есть? – встрепенулась я.

- Кто?

- Ну, волонтеры. Чудики такие, которые вертятся под ногами и всем мешают. Но лезут во все дырки.

- Да вроде видел парочку каких-то, - почесав затылок, сообщил друг. – Пришли помощники, ага, так я их и пустил к пациентам. У нас, сама знаешь, родственники за дверью, а тут…

- Гоните их к чертовой бабушке! – завопила я на всю улицу.

- Ты чего? – удивился друг.

Показалось мне или нет, что в полумраке подворотни полыхнули алым чьи-то глаза? Я внимательно оглядела пространство, но никого не было, двор оказался пустым. Даже бабушки не сидели на лавочках у подъездов.

- Ночью пошарил по сети, и наткнулся на любопытную запись о нашей больнице, - сообщил друг. – Пишет одна девица: «Решила побыть волонтером в приемном отделении скоропомощной больницы. Я обратилась к профессору, у которого училась…»

- Гони её, гони их всех, - осторожно повторила я. – Это черные волонтеры.

- Кто? – удивленно поинтересовался друг и весело рассмеялся. – Ну, и выдумщица же ты у меня!

- Ах, выдумщица?! – возмутилась я. – Ну, хорошо же, слушай. Давным-давно в графстве Девоншир жил Вьюго Баскервиль. И славился он своим необузданным нравом…



http://suri-catt.livejournal.com/17018.html
http://community.livejournal.com/doktor_killer/1719582.html
Tags: бред сивой кобылы, сказка, страшилка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 99 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →