holesika (Татьяна) (holesika) wrote,
holesika (Татьяна)
holesika

Categories:

Сказка о скорой или 03. Ох, уж эти пациенты. часть 5.

***

- Утро не задалось, - вздохнул доктор Саша. – Скучно.

- Это точно, - подтвердил Док, разливая по чашкам свежую заварку. – У нас уже два ложных.

- Я тут, правда, к Разумному съездил, - доктор Саша потянулся и откинулся на спинку дивана.

- Да? И в чем это выражается? – мгновенно заинтересовался Юрка.

- Что выражается?

- Разумность, - фыркнул Юрка. – Чем он такой особенный? Умеет задачки решать или ушами двигать?

- Не в курсе, - как-то растерянно посмотрел на Юрку кардиолог.

- Тогда почему решил, что он умник?

- Фамилия у него такая… Разумный, - хмыкнул кардиолог. – А зовут Лаврентий Палыч.

- Свят-свят! - вздрогнул Юрка. – Зловеще звучит.

- Бывает, - кивнул доктор Саша.

- А ты не заливаешь? – с подозрением посмотрел на друга Юрка.

- Не-е, правда-правда, мужика звали Разумный Лаврентий Палыч. Старенький уже, - подтвердила Анютка. – А если не веришь – посмотри карточку.

- Да брось, ему всего пятьдесят один, - заступился доктор Саша.

- Ну вот, - кивнула Анютка. – Говорю же, старый.

- Ты понял, да? Лет через десять и нас будут динозаврами называть, - вздохнул Юрка. – А вообще, как с таким имечком знакомиться с девушками? Как представляться? Лаврентий Палыч - как-то зловеще, прям, тридцать седьмым годом веет … не знаю, я бы не стал. И не Лавриком же. Остается только: «Разумный, просто Разумный»? А вдруг девушка испугается и убежит? – расхохотался он.

- Ещё хуже на работу устраиваться, - подхватил Док. – Вот приходишь, а в  отделе кадров сидит какой-нибудь отставной подполковник без  чувства юмора. Решит, что у мужика мания величия случилась, не дай Бог ещё психов вызовет.

- Не думаю, что его волновали эти вопросы, - рассмеялась Анютка. – По крайней мере, сегодня.

- А что такое? – осторожно спросил Юрка.

- Да уж, сегодня ему было не до девушек, - подтвердил доктор Саша. – На мужика пикалка упала.

- Кто упал? – я решила, что ослышалась.

- Пикалка, - поморщился доктор Саша. – Ну, знаешь, на Фадеева оборудованный переход рядом с общагой слепых?

- Какой переход? – заинтересовалась я. – Там, где они гуськом переходят, и палки свои растопыривают?

- Ну, - кивнул доктор Саша. – Только не говори мне, что там никогда не была и не слышала, как светофор пищит.

 - Была, конечно, - призналась я. – Так это светофор пищит? А я-то думала, что за мерзкий звук такой…

- Вот деревня! – восхитился Юрка.

- Сам такой, - огрызнулась я. – Ты меня ещё заставь в моторах разбираться!

- Ага, и в пистолетах! – хмыкнул Юрка. – Рыжик, заканчивай придуриваться, можно подумать, ты не знаешь, что там пищит и для кого.

- Правда, не знала, - призналась я. – У меня ни разу не щелкнуло, что рядом их общага. Слепых видела, идут гуськом, иногда даже держатся друг за друга. А я ещё удивлялась, как это они узнают, когда зеленый свет загорается. Думала, им просто подсказывают.

Честное слово, не обманываю. Тогда в городе появился первый переход для слепых, до этого не было. Нет, я видела, конечно, что рядом со светофором появилась какой-то черный ящик, типа, избушка на тонюсенькой курьей ножке, и писк в этом месте слышала, но не связала их никак между собой. Звук был противный, от него зубы ломило, потому и спешила убраться побыстрей с этого перекрестка, да и случалось там бывать нечасто.

- Подсказывают, - хмыкнул Юрка. – Дикая ты, как валенок.

- Ладно, заканчивайте. Опять сцепились, - пробурчал Док. – А ты рассказывай, что там с твоим Берией, тьфу, с Гением, - развернулся он к доктору Саше.

- С Разумным, - машинально поправил доктор Саша. – Помнишь, нас на пересменке выдернули? – напомнил он.

- Ну, - подтвердил Юрка. – И что? Я думал, на аварию какую…

- Правильно, - подтвердил кардиолог. – Две недели уже там пикалка лежит. Какой-то шутник его сшиб.

- И чего? – встрял Юрка. – Лежит себе, и пусть лежит. Она же пикает.

- Пикала, но кто-то из наших шишкомотателей мимо проезжал, заметил непорядок. Вот и потребовалось срочно устранить, - пояснил кардиолог. – Ремонтники сегодня с шести утра работали, асфальт раскопали, основание заменили, эту курью ногу, закрепили, - рассказывал он, помогая себе руками.

- Ну что, молодцы, - кивнул Юрка. – Понимают политику партии и правительства. Типа, догоним и перегоним… А тебя-то чего дергали?

- А того, что пикалка взяла и рухнула. Её даже подключить не успели.

- Не понял, - хмыкнул Док. – А тебя что, на помощь вызывали? Типа, реанимация пикалке? Или ты к ним на полставки устроился?

- Типа, реанимация электрику, - усмехнулся доктор Саша. – Этот ящик сверху грохнулся, когда тот к нему провода подсоединял.

- Подожди, а причем здесь ящик? Ты же говоришь, курью ногу заменили, - спросил Юрка. – Или фигово поставили?

- Нога стоит намертво, а черный ящик сверху грохнулся, - пояснил доктор Саша. – И грохнулся в тот момент, когда электрик подсоединял провода.

- Почему? – удивился Юрка.

- Да я откуда знаю? – возмутился доктор Саша. – Грохнулся и все тут. Пусть сами разбираются, а мое дело – приехать и увезти.

- А разумный здесь причем? – допытывался Юрка. – Он-то каким боком?

- Того электрика звали Лаврентием Палычем Разумный, - махнул рукой кардиолог. – На которого бандура рухнула.

- Так разумный же! – рассмеялся Юрка. – Чего ты от него хочешь?

- И что с ним? – поинтересовался Док. – Живой?

- Ну, что-что, ушиб всей бабушки, - фыркнул доктор Саша. – Увез его в неврологию. Пусть понаблюдают.

- Мда-а, - вздохнул Док. – И нам сегодня сплошные ложняки валятся.

- Да ты что? – Юрка даже уши навострил.

- А вот и то, целых два. Сначала съездили на якобы огнестрел. Развлекается старушка-затейница, и нас, и ментов вызвала на драку с последствиями. Менты уже собирались двери вскрывать, за слесарем послали. Хорошо, что участковый успел, объяснил, что бабка в маразме и бо-альша-ая шутница.

- Девушка скучает, - продолжил веселье Юрка. – Я вот тоже на прошлых сутках мотался к пацаненку. Он на велосипеде по двору носился, шину пропорол и с велика слетел. И неудачно так, прямо на битое стекло.

- Слепой? – хмыкнула я. – Или хобби у него такое – по стеклам ездить?

- Ой, Рыжик, какая же ты змеюка, - поморщился Юрка. – Не язык у тебя, а просто жало змеиное!

- Точно, даже раздваивается, - подтвердила я и высунула язык. – Страшно?

- Тьфу на тебя, - возмутился врач. – Я к чему рассказываю-то? Там тоже бабка на втором этаже живет. Злостная хулиганка, из окна бутылки бросает. Весь двор от неё стонет, участковый каждый день беседы с родственниками проводит. А толку? У бабки старческий маразм. Хорошо, что не в людей бросается, а просто на асфальт.

- Лиха беда начало, - хмыкнула я. – Подожди, скоро и по людям начнет. У них это прогрессирует.

- Витька, уйми её, - попросил Юрка. – Ведь пришибу ненароком. Ванга ты наша доморощенная…

- Между прочим, старушка Семенова тоже с картошки начинала, - пояснила я. – А закончилось все дерьмом.

- Каким дерьмом? – заинтересовался Юрка. – Э-э, какой картошкой?

- Картошкой обыкновенной, - пожала я плечами. – А дерьмом… в основном, нормальной консистенции, но бывало что и жидким.

- Фу-у, - сморщила нос Анютка.

- Молодцы, поговорили, - развеселился доктор Саша. – Так что за старушка Семенова?

- Давно это было, - вздохнула я. – Ещё в прошлой жизни. На Советской жила такая старушка, Семенова Марфа. Так она развлекалась тем, что картошкой в прохожих кидалась. Сынок её очень удивлялся, типа, привезет с дачи ведро картошки, а через два дня оно уже заканчивается. Начал интересоваться, вдруг кто-то ворует с балкона. Вот тут его соседи и просветили. Он начал картошку в ящик запирать. Не поленился мужик, приволок с завода бандуру. Тогда старушка перешла на морковку и свеклу.

- А потом на тыквы и кабачки? – заинтересовался Юрка.

- Врать не буду, про тыквы и кабачки не слышала. В общем, сынок её запер весь урожай. Тогда она начала развлекаться тем, что соседок ссорила. Скажет какую-нибудь гадость одной, а ссылается на другую. Типа, ей по секрету Петровна или Ивановна сказала, а сама она ни причем. Одно время соседки ссорились, просто дым коромыслом стоял, наряды чуть не каждый день выезжали.

- И чем дело закончилось?

- Не знаю, толи ей наскучило, толи сынок узнал, но Марфа начала поджоги устраивать. Накидает в подъезде газет, веток всяких натаскает или травы и поджигает. Прикинь, люди ночью просыпаются, а у них целый подъезд дыма. Раза три поджигала, но кто-то из пожарных на обрывке газеты адрес прочитал.

- И что? – спросила Анютка.

- Месяца полтора было тихо, а потом старушка начала дерьмом кидаться. Завернет в кусок газеты и пуляет. Сына её предупредили, или пусть в дурку мать сдает, или сам за ней следит.

- И что он решил? – поинтересовался Док.

- Не знаю, - пожала я плечами. – Больше наши не выезжали.

- На Советской, говоришь? – спросил Юрка. – А в каком доме?

- В восемнадцатом, в третьей квартире.

- Подожди, там же эта, цээрушница наша жила, - оживился Юрка. – Только её Марией звали, тоже Семенова.

- Не может быть, - не согласилась я. – Прописаны в квартире были только сама Марфа и её сын. Домоуправление же данные в паспортный стол присылает…

- Так может она и есть Марфа-Мария, - спокойно предположил доктор Саша. – Мы же в паспорт не заглядываем, как сказали, так и записываем.

- А Мария-то была с реальным прибабахом, - пожаловался Юрка. – Приедешь, а она жалуется, что соседи за стеной шепчутся, собираются её убить.

- Так умерла же она, - удивился Док. – Уже года полтора как. Быстро ушла, месяц полежала и все.

- Точно, - подтвердил Юрка. – К Быстрову уже года три ездим? А к этой и привыкнуть не успели.

Поясняю, что в те давние времена именно Скорая выезжала к раковым больным и делала обезболивающие уколы. Такая вот была у нас обязанность. И ездили, утром и ночью, а днем к таким больным приходили медсестры из поликлиник.

- Мда-а, - вздохнула я. – Ну что, мир праху её. Затейливая была старушка.

 

- Ладно, рассказывай про второй ложняк, - потребовал Юрка.

- Да ну, - поморщился Док. – В Первомайку ездили, даже на кладбище заглянули.

- А чего это вас на кладбище потянуло? – удивился кардиолог.

- Вампиров гоняли, - хохотал Юрка. – Или упыре-ей. Рыжик, сознавайся, ты развлекалась?

- Я обычно по зомби специализируюсь, - фыркнула я.

- Каких упырей? – не понял мой врач. – На «выползка» вызвали, а мы даже следов крови не нашли.

Нет, не подумайте, работников Скорой не настигло массовое помешательство, и ужастиков мы не насмотрелись. Все довольно прозаично.

«Зомби» – это люди, после тяжелой черепно-мозговой травмы, которые плохо ориентируются во времени-пространстве. Часто они просто не помнят кто они такие, и документов при себе не имеют. Вот при нахождении таких «зомби» я звонила друзьям, и дальше ими занимались соответствующие органы. Точнее, установлением их личности и поисками родственников.

А что такое бандитские разборки вы в курсе? Со стрельбой всякой, от обрезов до гранатометов? Наверняка в курсе. Так вот, в этих разборках встречались те, кого не до конца застрелили. И эти самые раненые, отлежавшись в холодке, ползли поближе к людям, чтобы те им Скорую вызвали. Потому и называются «выползками».

Вот на такого «выползка» нас и вызвали, и мы добросовестно объехали все дорожки в роще, даже на ближайшее кладбище заглянули, но там только на милицию натолкнулись. Они точно так же как и мы, искали «недобитка», только у них был вызов на кладбище.  Следов крови ни мы, ни милиция не обнаружили. Из этого сделали коллективный вывод, что «выползка» либо не было, а кто-то решил так развлечься, либо он уполз дальше. Не гоняться же за ним по всему городу? Если что, всплывет.

Про «упырей» не скажу, не встречала. И кто это такие, не знаю.

- Зато свежим воздухом подышал и прогулялся с девушкой, - философски отреагировал доктор Саша.

- Это да, - согласился Док.

- Вот, вам всем развлекухи, а мне-е, - вздохнул Юрка.

- Совсем ничего? – удивился Док.

- Сплошные адэшники, - расстроился Юрка. – Хотя, дурища одна досталась. Прикинь, вызвали на почечную колику, а у козы роды в ходу. Почти в срок.

- Первые? – уточнила Анютка. – Может, она не поняла…

- Не поняла? – возмутился Юрка. – У неё уже есть двое пацанов! А она мне начала заливать про колику. И сестренка щебетала про осложнение пиелонефрита, который был года три назад. Подозреваю, что это была предыдущая беременность.

- Хорошее осложнение, - рассмеялся доктор Саша. – Я бы сказал, рецидив, предшествующий хроническому состоянию.

- Не то слово. Короче, я в роддоме предупредил, пусть за ней понаблюдают.

- Думаешь, психоз? – поинтересовался Док.

- А есть варианты?

- Ну, и правильно.

- Тут не знаешь, что такой в голову постучится, - вздохнул Юрка. - Помнится, была у меня одна, так та вообще заявила, что никого она не рожала, а ребенка ей подкинули. Прикинь, лежит в родовой, я её штопаю, а коза курлычет, что никого никогда не рожала, и вообще её инопланетяне похитили и опыты ставят.

- Крыша в  пути, - вздохнул Док. – Психоз страшен непредсказуемостью.

- А что, родственники не заметили её беременности? – удивилась я. -  Живот-то не спрячешь.

- Тетка она крупная, а плод небольшой, - пожал плечами Юрка. – Если утягивалась, могли и не заметить.

- Вить, а зачем? – допытывалась я. – Ведь не школьница… зачем она скрывала?

- Откуда же я знаю? - вздохнул мой доктор. – Может, от мужа прятала или какие-то старые комплексы. Во время беременности женщины непредсказуемы.

- Это точно, - подтвердил Юрка. – Ещё в консультации была у меня артистка из театра, я её с первого дня наблюдал до родов. Так та заснуть не могла, если под подушку не положит банку гуталина.

- Чего не положит? – не поняла я. – Банку чего?

- Гуталина, - повторил Юрка. – Причем самого дешевого и вонючего. Так вот она дожидалась, когда муж заснет, открывала банку, нюхала и только после этого засыпала. Однажды муж её застукал, был скандал. Он-то бедолага решил, что по ночам глюки ловит, типа, армия снится в кошмарах.

- Фу, гадость какая, - поморщилась я. – Она бы ещё с солдатским сапогом в обнимку спала.

- Муж был категорически против, - с усмешкой пояснил Юрка.

Tags: Сказки о скорой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 85 comments