holesika (Татьяна) (holesika) wrote,
holesika (Татьяна)
holesika

Categories:

Сказка о скорой или 03. Преддверие поездки.

- Быстро в подъезд, в семьдесят шестой квартире не спят, - шепнул доктор Саша, задвигая за спину Анютку. – Забирай наркоту и уходи, - он сунул заветную коробочку в руку помощницы.

- Что, Санечка? – удивленно переспросила Анютка. – С ума спрыгнул, и тапочки свалились? Это же наши.

- Кто? Какие наши? – доктор Саша на секунду даже выпустил приближающихся мужчин из поля зрения.

Зато Нилыч ни на секунду не отводил взгляд. Стоило водителю заметить замешательство врача, как машина, сорвалась с места и затормозила, прикрывая стоящую на крыльце бригаду от визитеров.

- Ты чё, сдурел? – спросил, отскакивая от бампера Скорой, один из мужчин с автоматом.

- Всех убью, один останусь, - буркнул себе под нос Нилыч, и принялся теснить четверку неизвестных, поддавая и поддавая газу. – Чего стоите? В машину! – прикрикнул он на доктора Сашу с Анюткой. – Быстро!

- Я же говорил, - заявил один из четверки, сдирая с лица маску. – Я говорил, нехрен высовываться, пока эти отморозки не уехали!

- Отец, остынь, - попросил второй. – Мы ж не бандиты какие, - попросил он, открывая лицо. – Не калечь нам машинку…

Но Нилыч разошелся не на шутку; чтобы освободить себе пути отхода, он сталкивал с асфальтированной дорожки запершие его жигули. В Рафике веса было больше, как и железа.

- Убери таратайку! – потребовал Нилыч и высунул руку с железкой в открытую дверь.

- Милиция! – сообщил один из молчавших до этого мужчин. – Прекрати хулиганить. Между прочим, это порча государственного имущества получается.

- Какая нахрен милиция? – возмутился Нилыч. – Где она, когда нужна?

- Здесь мы, и милиция самая обыкновенная, - сообщил тот, кто представился милицией и вытащил из нагрудного кармана удостоверение. Видимо, старший.

- Та вы шо, сказывысь?!  - набросился на него Нилыч. – Чего, пацанчики, в войнушку поиграть захотелось?

- Тихо, Нилыч, - попросил доктор Саша, который только спустился с крыльца и быстро запихнул Анютку вглубь салона. – Не кричи. – А вы что, штурмовать нас собрались или в заложники брать? – поинтересовался он у милиционера.

- Говорил я тебе, давай переждем, - бурчал тот, что первым сорвал маску с лица. – Надо было дать уехать, они же сумасшедшие, а ты заладил «не психи, у тех машина другая»…

- Во-первых, не психи, а психбригада, - наставительно пояснил доктор Саша. – Во-вторых, мы кардиология, и в-третьих, зачем нужно было переть на нас с автоматами?

- Я тебе говорил, что с ними связываться будет только сумасшедший? – не унимался самый ворчливый. – А ты «да брось ты, эти мирные». Никогда нельзя приставать к Скорой, даже если они прикидываются пятилетними детьми!

- Помолчи, Соколов, - попросил старший, передвинув автомат за спину. – Мы же специально фары включили, чтобы вам видно было, - пояснил он доктору.

- Конечно, - кивнул доктор Саша. – В свете фар было видно, что из машины вылезли четверо в трениках, жилетах и с автоматами, - пояснил он. – Вы же нас ослепили фарами.

Ну да, на фоне слепящих фар, силуэты камуфляжа, броников и автоматов именно так и выглядели.

- А я тебе говорил, нужно было мигалку включать, - наполнил один из молчавших до этого милиционеров. – И сирену.

- А зачем вы нас поджидали? – поинтересовался доктор Саша.

- Нам вызов поступил, что в сто семьдесят шестой квартире муж жену замочил, - пояснил старший. – Когда подъехали, я понял, что с номерами что-то напутал дежурный, а тут смотрю, вы тоже смотрите на номера квартир. Вот и решил вам не мешать. Скорой-то быстрее дверь откроют, чем нам… мы же собирались без шума в квартиру проникнуть, убийцу повязать …

- Нет там никаких убийц, - нахмурился доктор Саша. – Живут два старичка Божьих одуванчика, спали уже, когда я позвонил, очень перепугались.

- Да? – недоверчиво переспросил самый ворчливый из милиционеров и передвинул автомат за спину. – Никаких убийц? Жа-алко.

- Жалко в жопке у пчелки, - тихо прокомментировала Анютка, слушая разговор врача с группой захвата.  – А пчелка на ёлке.

Нилыч только усмехнулся и спрятал «кривой стартер» под сиденье, но отъезжать не спешил, решив, что это менты должны убраться с дороги.

- Никаких убийц, - подтвердил доктор Саша. – Обычный ложный вызов.

- Поймать бы этого шутника, - нахмурился старший и посмотрел на часы. – Который в два часа ночи так развлекается.

- Так ловите, это ваша работа, - напомнил доктор Саша.

- А-а-а! – махнул рукой старший. – Начальству это не сдалось, а без распоряжения никто заниматься не будет, - пояснил он. – Сплошной бардак.

- Бардак, - согласился доктор Саша. - Если к нам больше вопросов нет, то ехать нужно, нас больные ждут.

- Ага, сейчас, - кивнул старший из милиционеров. – Отгони машину, пропусти докторов, - приказал он одному из подчиненных. – Доктор! У тебя сигаретки нет? – спросил он доктора Сашу, стоило тому забраться в кабину.

Врач сунул руку в карман, вытащил пачку и заглянул внутрь. Пачка была пуста, и доктор продемонстрировал это, покачав головой и сунув её под нос милиционеру.

- Луна, это кардиология, - сообщил он диспетчеру.

- Что у тебя, Сань? – поинтересовалась Оксана. – Нашли квартиру?

- Ложный вызов, - пояснил врач.

- Ложный? – переспросила Оксана. – Тогда езжайте домой, ваших вызовов пока нет.

- Едем, - ответил доктор Саша. – Выпустите нас, - попросил он милиционера.

Но Жигули уже и так отъезжали, освобождая Скорой пространство для маневра.

- Нилыч, давай на хлебозавод махнем? – попросил доктор, стоило им выехать из двора. – Сигарет купим и пива.

- Пиво – это хорошо, это правильно, - согласился водитель. – Ты начальник, скажешь «поехали», значит, поедем.

- Поехали, - усмехнулся врач.

- О-от за что и люблю тебя, решительный ты наш, - балагурил Нилыч.

По пустым улицам белым привидением неслась карета Скорой, и лишь по спящим окнам домов сполохами металось отражение её маячков.

 

*    *    *

- Простите, мадам, а вы кем приходитесь Аристову Сергею Маратовичу? – спросил Алексеич у дородной женщины.

Услышав крики на улице, следователь попросил привести женщину, как только увезут тело погибшего.

- Мадемуазель, между прочим, - поправила Алексеича женщина.

Эта реплика даже меня заставила снова повернуться. Нашла тетенька, чем гордиться, к ней с неотвратимостью горной лавины приближалась сороковая осень её жизни. И никакие ухищрения косметологов не смогли бы отодвинуть неизбежное.

- Как вам угодно, - слегка обозначил насмешливый поклон головой Алексеич. – Простите, мадемуазель, я не расслышал, как вас зовут?

- Меня зовут Таис, - жеманно ответила женщина, рассматривая следователя.

Она ещё не решила, стоит затрачивать усилия на вежливый разговор с этим невзрачным мужчиной, или просто презрительно фыркнуть и отказаться от беседы.

- Афинская? – не удержавшись от подколки, негромко фыркнула я.

- Почему это? – женщина покосилась в мою сторону и всё.

Вот она, смерть фашистам, во весь рост! С золотыми веселыми глазами, обаятельнейшей улыбкой и гривой непослушных кудрей на почти двухметровой высоте.

- Варькина я, - призналась женщина, не прерывая тщательного осмотра доктора Вити.

- А батюшку вашего как звали? – поинтересовался Алексеич, пользуясь тем, что женщина утратила бдительность.

- Васей, - машинально ответила женщина.

- Всё, Витька, тетка на тебе поплыла, - негромко сказала я, стараясь не шевелить губами. – Лепи её, пока теплая.

- Что? – удивленно вскинул брови доктор.

- Она на тебя запала, - я продолжала изображать из себя чревовещателя. – Помоги Ване её разболтать.

- Убью, - негромко пообещал мне врач и широко улыбнулся Варькиной Таисии Васильевне.

Всё! Кролик застыл, готовый стройными рядами отправиться в пасть золотоглазого хищника. Причем, отправиться добровольно, с песнями, плясками и транспарантами «Даешь пятилетку в три года!».

- Простите, мадемуазель, так кем вы приходитесь Аристову Сергею Маратовичу? – переспросил Алексеич, пользуясь случаем.

- Мы друзья, - ответила женщина и, заметив насмешку в глазах доктора, начала горячо доказывать. – Вы не подумайте чего, мы были только друзьями… друзьями. Никаких… - и тут она споткнулась, подбирая слова.

- Я верю, что вы только друзья, - заверил её Док, втягиваясь в роль следователя. – А вы давно знакомы?

Алексеич весело подмигнул доктору, усадил за столик Лёху и, сунув тому ручку, подвинул к старлею бланки протокола. А сам бросил взгляд на включенный диктофон и откинулся на спинку стула.

Лицедей и позер, нет бы, просто внимательно наблюдать за происходящим! Но Алексеич не мог довольствоваться малым. Он либо изображал из себя железного Феликса, либо как сейчас, откровенно забавлялся, уверенный, что дамочка не обращает на него внимания.

- Мы? – переспросила женщина.  – А мы ещё незнакомы.

- Не мы, - усмехнулся доктор Витя. – Как давно вы знакомы с Аристовым?

- А-а, с Сережей? – уточнила дама и, получив в ответ кивок доктора, продолжила рассказ. – А вот с тех пор, как он сюда переехал. Это было… это было… - наморщила она лоб, напрягая мозги.

- Хорошо, мы это уточним, - прервал её безуспешные попытки Алексеич. – Скажите, ему никто в последнее время не угрожал?

- Сереже? – уточнила дама, не отводя взгляда от врача. 

Доктору оставалось только кивать головой, стимулируя желание дамы отвечать на вопросы.

- Что вы! - горячо заверила врача дама. – Сережа был очень интеллигентным и приятным в общении человеком. Я не знаю никого, кто мог бы угрожать ему…

- Как вы познакомились? – задала я вопрос, пользуясь словоохотливостью дамы.

- Просто, когда он покупал дом, мы и познакомились. Мы же соседи, но Толе он сначала не понравился, а потом он понял, какой Сережа замечательный, он даже посоветовал мне подружиться…

- Толя, это случайно не господин Карпов? – уточнила я, почувствовав охотничий зуд.

- Да, - подтвердила женщина. – Толя – мой младший брат, у нас только отцы разные…

- Ваня, выпал тебе полный пипец, - тихо сказала я, подойдя к следователю.

- Мда-а, - шепотом согласился со мной Алексеич. – Слепо-глухо-немой глухарь с отрубленными конечностями. Карпова мне за зебры не взять, никто не позволит.

- Можно попытаться вычислить убийцу, - посоветовала я. – А от него ниточку протянуть и к самому.

- И как ты себе это представляешь? – усмехнулся Алексеич. – Что-то я не слышал, чтобы ловили заказных убийц.

- А вдруг повезло и это не профессионал? – выдвинула я свою версию.

- Что за дурь ты курила?

- Ваня, профессионал бы сработал чисто, просто несчастный случай и никаких сомнений, - торопилась я негромко объяснить свою мысль под жужжание дамочки. – А здесь пытались представить несчастным случаем, но топорно. Посмотри, на камине крови нет, а имитировали удар именно об него. Расположение ран на голове и на плече исключает падение, это именно удары. Короче, халтура.

- И что? – заинтересовался следователь.

- Сдается мне, что убийца помимо денег из сейфа, прихватил кое-что с камина. Возможно даже орудие убийства, - пояснила я.

- Что прихватил? – оживился Алексеич.

- Не знаю, там на пыли есть отпечаток чего-то круглого, - призналась я. – А вот самого предмета, подходящего под этот отпечаток, я не нашла.

- Покажи, - потребовал следователь, легко поднимаясь со стула.

Он жестом подозвал к себе Стаса и мы все втроем отправились к камину. Молча, я указала на круглый отпечаток, среди легкого налета пыли. Стас внимательно осмотрел предметы, стоящие на каминной полке и покачал головой, подтверждая мой вывод о том, что ни один из стоящих там предметов, не мог оставить этот отпечаток.

Следователь вопросительно посмотрел на криминалиста.

- Не знаю, Ваня, - шепотом, чтобы не мешать разговору Дока с дамочкой, признался Стас. – Сам видишь, не в пустой квартире работаем. Я не знаю, что там могло стоять. Искать, как понимаешь, можно долго.

- Спроси у девушки, может быть, вспомнит, - посоветовала я.

- Простите, Таис, - прервал разговор Алексеич. – Не могли бы вы нам помочь?

- Что? – удивленно посмотрела женщина на доктора. – Чем помочь? – взглянула она на следователя.

- Вы же часто здесь бывали, - утвердительно задал вопрос Алексеич.

- Да, почти каждый день, - подтвердила женщина.

- Посмотрите, что могло пропасть с этой полки? – спросил Алексеич, указав на камин. – Что-то на круглой подставке, или просто круглое.

- Круглое? – удивленно переспросила женщина и пожала плечами.

- Посмотрите, - попросил Док. – Вдруг, вы вспомните?

Женщина неохотно отошла к камину и оглянулась на Дока, который ей улыбнулся.

- Круглое? – ещё раз переспросила женщина и уставилась на каминную полку.

- Да, вот здесь стояло, - Стас очертил контуры предмета, не прикасаясь к поверхности. – Вот такого диаметра, - показал он.

- Подождите, - нахмурила лоб женщина. – Здесь всё время стояла статуэтка, или бюст? Не знаю как назвать. Вот такая маленькая, - она развела пальцы, показывая размер. – Сережа говорил, что это настоящий Фаберже, только я ему не верю.

- Почему? – удивился Стас.

- Фаберже делал яйца, а ещё серебряные пепельницы и портсигары. Я знаю, у Толи есть пепельница и портсигар, - пояснила женщина. – А здесь была женская голова и плечи по пояс на круглой подставке. И совсем даже не серебряная. Пластмассовая, знаете, такая разноцветная.

- А Сергей её как-нибудь называл? – вмешалась я. – А на голове была корона?

- Не было там никакой короны, - поморщилась женщина. – Говорю же, простые стекляшки. И на голове у той тетки была какая-то старинная шапка. Не понимаю, чем могла привлечь Сергея такая безвкусица.

- И как он её называл? – не отставала я.

- Не помню, - снова поморщилась женщина. – Каким-то именем.

 

- Бесполезняк, - вздохнул Алексеич, провожая нас к машине.

- Почему? – удивилась я. – Считай, что тебе повезло. Фаберже не тот товар, который может незаметно появиться на рынке…

- Да какой там Фаберже, - усмехнулся следователь. – Слышала же, простая пластмасса.

- Знаешь, Ваня, я никогда специально не интересовалась, но помнится мне, Фаберже делал статуэтки, причем делал из не из металла, и не из фарфора… а из драгоценных и полудрагоценных камней. Использовал для них Уральские самоцветы.

- Да ты что? – удивился следователь.

- Да, самые известные статуэтки, это фигурки животных и цветы, но были и изображения людей. И среди женских статуэток я могу вспомнить только певицу Варвару Панину, королеву… боюсь ошибиться, но кажется Викторию, и кого-то из сказочных персонажей, - с трудом вспомнила я. – Ты уточни в музее, там тебе дадут справку, а возможно даже и изображения у них есть.

- Было бы хорошо, - оживился Алексеич. – Тогда можно будет показать этой клуше. Вдруг вспомнит?

- Ага, и тогда уже искать, - согласилась я. – А ты говорил, глухарь.

- Может, никуда не поедете? – с надеждой спросил Алексеич. – Поможете мне…

- Нет уж, вечером сядем на поезд и на море, - покачал головой Док.

- Мда? – переспросил следователь. – Ну, ладно. Вы же ненадолго?

- На неделю, - заверил его доктор.

 

*    *    *

- Садитесь быстрее, а то опоздаете, - такими словами встретил нас утром Серый у дверей подстанции.

- Куда опоздаем? – удивились мы с доктором. – Мы никуда не собираемся. Если забыл, мы вечером уезжаем, - пояснил Док.

- Не вечером, а в полдень, - улыбнулся Серый. – И не уезжаете, а улетаете.

- У нас заказаны билеты на поезд, - объяснил ему доктор Витя.

- У вас выкуплены билеты на самолет, - расплылся в улыбке Серый. -  Забирайтесь в машину, по дороге поговорим.

- Какие билеты? Какой самолет? Кто выкупил? – забросал его вопросами врач, устраиваясь в машине.

- Билеты обыкновенные, - сообщил Серый, втапливая педаль газа в пол. – Самолет Аэрофлотовский. Кто выкупил не знаю, мне известно, в каком окошке их нужно получить.

- Сдурел? – поинтересовалась я.

- Не-а, - ухмыльнулся Серый. – Билеты получим туда и обратно. Вылет обратно через неделю. Да, ещё у меня для вас путевка на неделю в наш ведомственный санаторий. На неделю! - вспомнил он. – Везет! Целую неделю есть, спать, купаться и ничегошеньки не делать.

 

Чемодан у нас уже был упакован, оставалось только взять документы и выгулять собаку, что вызвало некоторое неудовольствие Серого. Он демонстративно морщился и смотрел на часы все десять минут, которые мы выгуливали собаку и накладывали ему еду в миску. Всё остальное сделают Анютка с доктором Сашей, да и деда за животинкой присмотрит, можно не волноваться.

- Пристегните ремни, взлетаем, - сообщил Серый, когда мы снова уселись в машину, а чемодан был уложен в багажник.

- Серенький, давай я поведу, - предложила я, перекрикивая вой сирены.

- Уйди, сумасшедшая! – испуганно обернулся друг. – Не так уж мы и торопимся!

- Что это с ним? – удивленно поинтересовался Док, когда я уютно устроилась у него подмышкой.

- Не знаю, - честно призналась я. – Съел, наверное, что-нибудь.

 

- Вот билеты, вот путевки, - перечислял Серый, передавая бумаги в руки доктора – Вам сюда, посадка, скоро заканчивается, предупредил он.

- Успеем, - успокоил его Док, отдавая паспорта и билеты на регистрацию.

- Успеваете, - подтвердил мужчина в форме.

- Сильно не хулиганьте. Водку пейте, безобразия нарушайте, непотребства всякие творите, а вот драться не нужно, - балагурил Серый, пританцовывая от нетерпения рядом с нами. – Лучше приобщайте аборигенов к культуре  и не забывайте, что Штраус - это писатель, а Михаил Юрьевич Лермонтов - выдающийся советский балетмейстер.

- Теперь ни за что не забуду, - заверил его Док. – И не перепутаю.

- Целуй, Серенький, кактус, и не забудь полить бабушку. А Алексеичу передай «спасибо». Мы полетели, - обняла я друга, и мы отправились на посадку.

- Думаешь, всё это Алексеич устроил? – спросил Док, взглянув на билеты и путевки.

- Конечно, - заверила я. – Старый Хитрый Лис.

 

Tags: Сказки о скорой
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments