holesika (Татьяна) (holesika) wrote,
holesika (Татьяна)
holesika

Categories:

Сказка о скорой или 03. Бедный Михалыч.

 

Жестоко, но у девочки нет времени ждать, когда родители придут в себя и соберутся. Нам бы довезти её живой до операционного стола. И то, что она сейчас ожила, даже разговаривать начала, это не показатель. Это лекарства и мастерство врача, сумевшего достучаться до уходящей в Вечность.

 

- Всё хорошо, зайка. Тебе так удобно?

Доктор закрепил манжету тонометра на тоненькой руке девочки, когда я забралась в салон.

- Удобно, - ответила девочка.

- Гони, Сань, в областную детскую, - сказал доктор, не выпуская девочку из поля зрения.

- Я ведь не умру? – снова спросила девочка, когда машина, взвыв сиреной, вылетела из двора.

- Нет, зайка, теперь не умрешь, - улыбнулся белыми губами доктор. – Мы же не зря тебя лечили, правда?

- Правда, - согласилась девочка, разглядывая врача.

Вот теперь и я могу подтвердить, что она не умрет, если хирурги не допустят фатальной ошибки. Уж если пациентка с таким интересом рассматривает нашего красавца, будьте уверены, интерес к жизни в ней проснулся.

- Ты расскажи мне про своих подружек, - попросил Док. – У тебя же есть подружки?

- Есть, - подтвердила девочка.

- Вот и расскажи мне о них, и о том, как ссоритесь, и как миритесь. Ты только глаза не закрывай, смотри на меня, - просил Док, а его руки жили самостоятельной жизнью.

Они успевали и проверить пульс, и температуру, и пощупать как быстро согреваются ступни и руки девочки. И не забывали подкачивать манжетку тонометра, держа давление под постоянным контролем. Они были умными, эти руки. Это на лице висела маска доброго дядюшки, заинтересованного проблемами маленькой девочки.

И девочка поверила ему, она рассказывала про подружек, про то, какая Надька дура и как постоянно просит списывать, а уроки учить не хочет.

А он внимательно слушал, незаметно вытаскивая эту девчонку в жизнь. И губы его стали белыми, а глаза ввалились, когда мы подъехали к приемному отделению.

 

Уже давно захлопнулась дверь приемного за каталкой, на которой увезли нашу девочку, а я курила и глядела на свои трясущиеся руки, на струйку дыма, мечущуюся загнанным зайцем. Санька топтался рядом, не рискуя привлечь мое внимание. Ему хотелось закрыть заднюю дверь машины, но там сидела я. Просто сидела на полу машины, свесив ноги наружу, и глядела на эти чертовы носилки.

Когда-то, не так давно, и я валялась на них, в этой самой машине. И Санька выжимал из машины все возможное и даже невозможное, а Док вытягивал меня в жизнь точно так же, как сейчас эту девочку.

Вот только зайцем он меня не называл. Ни разу.

И от этого хотелось разреветься. И кричать хотелось, и ударить кого-нибудь, а лучше бы сейчас оказаться там, где можно словить очередную пулю. Чтобы он снова приехал и подобрал меня сдыхающую, вот только в этот раз я не поверю золотым глазам, не поверю маске, не дам обмануть бархатному голосу.

Возможно, я совершила глупость, отказавшись вернуться? Там в прошлом остались враги и друзья…

 

- Рыжик, ты это… не нужно, - вырвал из невеселых размышлений голос Саньки.

- Что? – спросила я.

- Не нужно так, - снова попросил водитель, вынимая у меня из пальцев тлеющий фильтр сигареты. – Смотри, как обожглась.

- Обожглась, - усмехнулась я. – И ты даже не представляешь, как! – я посмотрела на покрасневшие фаланги пальцев и плюнула.

- Ох, Рыжик, что же с тобой случилось-то? – забеспокоился водитель.

- Это так, девичье, Санька, - улыбнулась я. – Взгрустнулось что-то или взбледнулось, не пойму...

Выбравшись из машины, я отряхнула халат и дала водителю возможность закрыть дверь.

 

- Ну что, поехали домой, - отзвонившись, сообщил доктор. – Малыш, - развернувшись в салон, он улыбнулся мне. – Спасибо.

- За что? – спросила я.

Я даже сама удивилась, что совершенно равнодушно отнеслась к его теплой улыбке. Не застыла, как обычно под его взглядом, не пыталась унять дурное сердце, трепыхающиеся в груди. Да и не трепыхалось оно, обложенное ватой или погруженное в раствор формалина.

- Стой, Санька! – он что-то буркнул ещё, я не расслышала, мне не хотелось ничего слышать.

И не дожидаясь пока остановится машина, он выскочил из кабины, рванул дверь салона.

- Малыш, Малыш, вернись, - попросил он, усевшись напротив меня. – Ну, куда же ты, глупая девчонка?

- Я здесь, - пожала я плечами. – Куда я должна вернуться?

- Малыш, девочка моя глупая, как же так? Как у тебя получилось? – тормошил меня доктор.

- Очень просто, вскрываешь ампулу, колешь в шланг и опять вскрываешь… - ответила я, не понимая его вопроса.

- Я не об этом, - прижал он мои ладони к лицу. – Малыш, я чувствовал, что ты мне помогаешь, ты же рядом была…

- О чем ты? – удивилась я ещё больше.

- Как ты смогла… - и он вдруг понял, что я, его не понимаю на самом деле. – Плакать хочется? Плохо тебе, маленькая? – спросил он.

- Нормально, - хмыкнула я, стараясь скрыть, что он совершенно правильно угадал мое состояние.

Разговаривать совсем не хотелось. Забиться бы в угол и там затихнуть, чтоб никто не трогал. А Санька зачем-то закрыл перегородку и остановил машину.

- Я люблю тебя.

- Конечно, ты всех любишь. И эту девочку, и мотоциклиста, которого вытягивал в прошлый раз, и ту бабушку, и… Извини, я круглая дура.

- Малыш, ты ревнуешь? Но это же глупо, я тебя люблю.  

- Тогда назови меня зайцем, - попросила я. – Ну, хоть раз.

- Ни за что, - обиделся он.

- Жаль, - я не понимала, что происходит.

Его слова не доходили. Точнее, я их слышала, но ничто и нигде не дрогнуло в ответ.

- Смотри на меня, - взяв меня за подбородок, попросил доктор. – Тебя опять накрыло. Ну сколько же раз повторять? Никаких эмоций не допускать! Малыш, ты научишься когда-нибудь защищаться?

- Не хочу, - сообщила я и зажмурилась. – Больше никогда… зачем ты меня тогда втащил? – я чувствовала, как по щекам текут слезы, но мне было совсем не стыдно. – Кто тебя просил?

- Девочка моя, тихо-тихо, - просил он, а мне хотелось зажать уши, чтобы не слышать. Его голос мешал. – Всё закончилось, пора приходить в себя. У нас всё получилось…

Вот только не получалось зажать уши, потому что доктор прижимал мои руки к своей груди.

Накрыло меня в тот раз очень уж жестко, а ведь зацепило только краешком. Основная нагрузка на враче была. Как же он все это выдерживал и откуда брал силы, чтобы не только выстоять, но и меня, дуру неумную вытаскивать? Для меня это было полнейшей загадкой в то время. Лишь по прошествии времени я поняла истоки этой силы, да и самого этого чуда.

Врачи, которым доступно это чудо, отличаются только одним, хотя и сами этого возможно не понимают. Они умеют любить жизнь и людей настолько, что безносая отступает, оставляя законную добычу. Любить своих пациентов, независимо от пола и возраста. И сострадать им.

 

Закурив, Санька вылез из кабины, поднял капот нашей «ласточки» и нырнул под него.

 

А потом я очнулась. Мужские рубашка и халат валялись на носилках, на губах остался привкус кофе, табака и слез, а сама я, прижавшись к мужской груди, слушала грохот сердца и родной голос. Он тихо рассказывал о своей безумной и несвоевременной любви.

 

*    *    *

- Первая бригада, запиши адресок, - зудела в эфире Оксана.

- Лепи, Ксюха, - согласился Юрка.

А Иришка в салоне ворчала под нос и недобро косила карим с поволокой глазом на своего врача.

- Погнали, - положил перед водителем карточку Юрка и развернулся в салон. – Ну что, так и будешь дуться? – с улыбкой спросил он. – Эй, Дракоша-а…

- Отстань! – Ирка попыталась развернуться к нему спиной, но Юрка крутанул кресло в обратную сторону.

- Дракоша-а, - не отставал от неё врач. – Сладкая моя, перестань дуться.

- Вали к своей Анжелке!

- Не хочу, - улыбался Юрка. – Иришка, заедем домой? – просунувшись через окно перегородки, тихо предложил он. – Витька на сутках, можно не дергаться, что он внезапно вернется.

- Фиг тебе, вези свою Анжелку! – возмутилась Ирка. – Кобелюка!

- Иришка, так соскучился по тебе, с ума схожу, - не унимался врач, совершенно не обращая внимания на то, что Ирка бьет его по руке.

- Больно сделаю, отстань! – из-под ногтя Ирки, вонзившегося в руку врача, показалась капля крови.

- Сделай, - согласился Юрка. – Кровожадная моя Дракошка.

- Эй! – окликнул доктора водитель. – Ты убери лицо бригады, - усмехнулся он, глядя на торчащую из-за перегородки филейную часть доктора. – Покажи всем свой звериный оскал.

- Пусть смотрят, - отмахнулся Юрка. – Ириш, ну пожалей ты меня. Заедем?

- Уйди, кобелюка, - отвернулась от него Ирка.

- Заедете, сам лично завезу, - усмехнулся водитель. – Зад свой убери. Люди таращатся.

- Это он внимание дам привлекает, - не выдержав, развеселилась Ирка.

- Это я твое внимание привлекаю, - не унимался Юрка. – Соскучился страшно.

- Вот же неуемный, - усмехнулся водитель. – До ушей сотрешься, Юрка.

- Ради этой женщины? Хоть вместе с ними. – Иришка-а, - улыбался он, наблюдая как Ирка стирает с его руки кровь.

- Энтузиаст, однако, - веселился водитель.

- Юрка, будь серьезным, - попросила Иришка. – Потом поговорим.

- Я серьезным буду, когда ты скажешь, что согласна, и мы заявление подадим.

- Вот ещё! Я девушка свободная, - фыркнула Ирка.

- Ириш, я же серьезно…

- Да сядь ты нормально, - дернул его за халат водитель, чуть притормозив. – Хватит задом светить. Бабы уже под колеса бросаются.

- Не под колеса они бросаются, а под водителя, - усмехнулся Юрка и вернулся в свое кресло. – Ириш, я жду.

- Вот и жди, - посоветовала Ирка.

- Ребятушки, хорош играться, - усмехался в усы водитель. – Подъезжаем уже, соберитесь.

-  Так нам собраться – только штаны застегнуть, - пояснил Юрка. – Правда, Дракоша?

- Угу, - согласилась Ирка.

- Мне ж до пенсии два года, не доживу я с вашими страстями африканскими, - покачал головой водитель, останавливаясь у подъезда.

- Доживешь, Петрович, доживешь, - заверил водителя Юрка. – Очень даже активно и с интересом доживешь!

- Вот же шалые, - покачал головой водитель, провожая бригаду взглядом. – Скорей бы уж перебесились, что ли.

 

- Ириш, подадим заявление? – не отставал Юрка, поднимаясь по лестнице.

- Опять? Юр, ты такие романтичные места находишь для предложения, - рассмеялась Ирка.

- Дома тебе не подходит, на подстанции тоже… хочешь, я в эфире сделаю? – спросил Юрка. – Или на Красной Площади?

- Во! По центральному телевиденью, - рассмеялась Ирка. – Ну, куда ты торопишься?

- Я так и сдохну, дожидаясь ответа, - вздохнул Юрка.

- Я тебе сдохну! Домой тогда можешь не возвращаться! – возмутилась Ирка.

- Дверь нам собираются открывать или где? – поинтересовался Юрка, в третий раз нажав на звонок. – Эй! Хозяева! Скорую вызывали? – грохнул он кулаком в створку, и та медленно отворилась.

- Не нравится мне это, - предупредила Иришка.

- Оставайся здесь, - попросил Юрка, открывая дверь квартиры. – А лучше топай к Петровичу. – Эй! Хозяева! Есть кто живой?

- Сейчас тебе! – возмутилась Ирка, заходя в квартиру. – Я с Петровичем скучай, а ты тут с бабами будешь развлекаться!?

- Ты же не хочешь, - Юрка перехватил ящик в левую руку. – Хозяева! Скорую вызывали?

- Кто не хочет? Я не хочу? Кто тебе такую глупость сказал? – шепотом возмутилась Ирка.

- Иришка-а, - улыбнулся, обернувшись к ней врач.

В углу кто-то заворочался и закашлялся.

- Ой! – Ирка с испугом посмотрела на груду тряпья, наваленную прямо на полу. – Там собака!

- Где собака? – удивленно посмотрел на кучу тряпья Юрка.

- Кх-кх-кх, - послышался хриплый кашель. – Тащи сюда, шашлык будет, - прохрипел все тот же голос.

- Ах ты, алкаш! – взорвалась Ирка, поняв, что в куче человек, а не животное. – Я из тебя отбивную сделаю!

- Дракоша, - укоризненно покачал головой Юрка. – Кровожадная моя девушка.

- О, ля-я, баба! – сообщил хриплый голос и из тряпья показалась всклокоченная голова. – Ходи сюда, - позвал хозяин.

- Сейчас, - Юрка выудил из груды тряпья тщедушное тело, которое подрыгивало в воздухе ногами. – Только учти, тебя проще закрасить будет, чем отскрести после этого.

- Чё? – спросило существо, пытаясь сфокусировать взгляд мутных глаз на Юрке. – Ты хто? Ты же не баба, - обиделось существо.

- Да ты что? – удивился Юрка. – Правда, что ли? А я и не догадывался.

Он отпустил хозяина, до этого бережно удерживаемого за грудки, и тот кулем свалился опять в кучу тряпья.

- Зачем скорую вызывал? – поинтересовался Юрка и поставил ящик на подоконник.

Иришка вытащила вату, смочила её спиртом и подала врачу.

- Скорую? – мутный взгляд пытался разглядеть гостей. – Пиво принесли?

- Только шнапс с салом, - усмехнулся Юрка и бросил вату на пол, протерев руки.

- Чё? – переспросило существо и начало принюхиваться.

- Смотри, след взял, - удивилась Иришка. – Сейчас найдет.

- Зачем скорую вызывал? – снова спросил Юрка, отфутболив вату в угол.

- Х@во мне! Дай выпить! – на карачках хозяин быстро пополз в сторону бригады.

- Набери кордиамин, - попросил Юрка.

- Осторожней, сейчас укусит, - предупредила Иришка. – Он, наверное, бешеный.

- Бешеный? – переспросил Юрка, наблюдая за хозяином жилища. – Это вряд ли, пена с клыков не капает.

- Где ты там клыки увидел? – заинтересовалась Ирка. – Они у него лет пятьдесят назад выпали. Вампир на пенсии. – Дедок, тебе бы уже о душе подумать!

- Кто дедок, дура? – прохрипело существо.

Добравшись до угла, хозяин быстро отыскал вату и сунул её в рот.

- Дракоша, а ему сорок три года, - сообщил Юрка, посмотрев в карточку. – Пятьдесят лет назад у него клыков ещё не было.

- Сорок три? – переспросила Ирка. – Да, мужик, поглумилась над тобой жизнь, - посочувствовала она и посмотрела на шприц. – А как его колоть?

- Давай сюда, - отобрал у неё шприц Юрка.

- Выпить дай! – потребовал хозяин, поднимаясь с карачек.

- Сейчас, будет тебе и пиво с сахаром и хрен с мёдом, - пообещал Юрка.

- Спирт! – хозяин квартиры покачнулся и бросился вперед головой на врача.

- Вот же неугомонный, - Юрка посторонился, и, когда существо пролетело мимо него, подставил ему ногу.

Попытавшись на ходу развернуться, хозяин квартиры запутался в непослушных ногах и рухнул на пол. Юрка тут же подошел к пытающемуся подняться мужчине, осмотрел его с сомнением и всадил иглу в то, что когда-то гордо именовалось брюками.

- Уй, ля-я! – взвыло существо – Бо-ольно-о!

- А кому сейчас легко? – сочувственно сказал Юрка и дернул ногой. – Ты обувь мне не грызи, запачкаешь ещё!

- Руки протри, - подсунула Ирка врачу вату. – А то, ведь хвататься за меня будешь…

- Обязательно, - пообещал Юрка. – Ещё как буду.

- Апч-хи! – донеслось с пола. – Апч-хи! Апч-хуй!

- Гляди, а мужичку-то захорошело, - кивнул Юрка и уронил вату под нос хозяина квартиры.

- Апч-хи! Апч-хуй!

- Будь здоров, дедок, не кашляй, - усмехнулась Ирка.

- Какой я тебе апч-хи! Апч-хи! Дура! Апч-хи! Какой я апчхи! – донеслось с пола.

- Пойдем, сладкая, - Юрка забрал ящик. – А то, здесь что-то попахивать начинает, - он помахал рукой, разгоняя амбре, и легко шлепнул Ирку по нижней выпуклости, подгоняя на выход.

- Руки! – возмутилась Ирка, уворачиваясь от очередного покушения доктора. – Мыл?

- А как же, даже спиртом обработал. Полная стерильность, - усмехнулся Юрка.

- Апч-хи! Апч-хи! – неслось им вслед.

- Будь здоров, мужик, - не оборачиваясь, пожелал Юрка и вытащил провод телефона из розетки. – Нефиг скорую за пивом гонять, - пояснил он удивленной Ирке.

- Юрка, - стоило им оказаться за дверью, Ирка перестала уворачиваться. - А поцеловать?

- Это я, как пионер, - улыбнулся Юрка и прижал её к себе. – Где тут моя сладкая девочка?

 

- И ведь не стыда, ни совести, - забулькала, покачая головой бабулька, вот уже пару минут внимательно наблюдавшая за нашей сумасшедшей парочкой. – А ещё врачи называется!

- Мы только прикидываемся врачами, - сделав небольшой перерыв, зловещим шепотом сообщил Юрка. – А на самом деле, убийцы и охотимся на одиноких старушек.

- Знаю я кто вы! – возмутилась старушка. – А ты, - обратилась она к Иришке. – Не стыдно? Он же по тебе так шарит, что просто стыд сплошной!

- Да вы что? А я и не заметила, – развеселилась Ирка, и показала язык старушке. – Пошарь ещё, дорогой, - попросила она.

Юрку дважды просить не пришлось, а у старушки прибавилось возмущения, которым она ещё долго будет делиться с подружками на лавочке.

- Срамота-то, какая!  - высказалась старушка. – Как же тебе, девонька, не стыдно? Вот я всю жизнь прожила и никому такого не позволяла. Да я бы …

- Ой, бабушка, мне просто с мужчиной больше повезло, - улыбнулась Ирка. – Поедем к тебе.

- Петрович, гони? - уточнил Юрка, подхватив ящик.

- Бегом!

И они со смехом понеслись вниз по лестнице, а старушка осталась. Она покачивала головой и что-то бормотала себе под нос. На темно-зеленой стене подъезда светлела надпись, выцарапанная рукой какого-то доморощенного шутника.

Остановите землю! Я сойду!!!

 

Tags: Сказки о скорой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments