April 12th, 2011

вумное

Японии грозят Гаагским трибуналом



"В Чернобыле реактор сгорел за одни сутки. Когда сгорит в Японии, не известно. Ясно одно: на Фукусиме сегодня коллапсирует в десять раз больше радиации, чем в Чернобыле, и накоплено в 50 раз больше отходов. Поэтому, когда сгорит реактор в Японии – а он сгорит непременно, – Чернобыль по сравнению с "Фукусимой" будет считаться чистым местом"

Collapse )

www.utro.ru/articles/2011/04/12/968525.shtml
</span></p>
вумное

Перепост однозначно. Нельзя к людям относиться как к скоту безмолвному!

Пора остановить беспредел Госнаркоконтроля!
 
 Неоднократно писалось и пишется о абсолютном безумии, творящемся в отечественной анестезиологии-реаниматологии и онкологии.
Речь идет о назначении опиоидов для лечения болей - интраоперационных (невероятно, но факт), послеоперационных и у хронических больных (в первую очередь, инкурабельных онкологических).
Недавно сильные посты на эту тему написали  Евгений Ройзман  (спасибо, varlamov.ru за ссылку) и Алексей Самошкин. Они в очередной раз приводдят примеры чудовищных страданий хороших, славных людей, которым государство отказывает в копеечном морфии - дабы мерзавцы-наркоманы поимели несколько бОльшие затруднения в его добывании, а единичные  негодяи или дураки из числа медработников (несомненно их существование) не заработали копейки же на продаже больничного морфия и других опиоидов налево.
Примеры, приведенные Ройзманом и Самошкиным ужасны.
Но не менее ужасным является то, что не обреченные, а вполне себе выздоравливающие пациенты хирургических отделений часто не получают полноценной анальгетической терапии, несмотря на её крайнюю необходимость.
Виновата в этом безумная запретительная система учета сильнодействующих препаратов.
Сразу вспомнилось.
В Москве, когда я ещё аспирантствовал (сейчас, по моим сведениям без изменений), в крупной ГКБ опиоиды находились только в а) сейфе отделения анестезиологии (причем только фентанил, малопригодный для послеоперационного обезболивания) и х только для проведения общих анестезий; б) в т.н. наркослужбе. Всем врачам, даже в реанимации (!!!!!!!) для того, чтоб пациент получил необходимый  ничтожный промедол, надо было звонить по телефону и, если медсестра наркослужбы была на месте, вызвать её. Не чаще чем раз в 4 часа. Инъекции делала только она. Как любая кухарка, управляющая государством, выкаблучивалась, если её не вовремя по её мнению позвали (а из-за её незаменимости, наркотики делали не по необходимости, или требованию больного, а по часам) или не так, по её мнению, назначили (помню, как одну из них морфий в/в заставлял делать при кардиогенном шоке). По 2, а тем более по полтора куба промедола не делала никогда. В перерывах между 4 часами приходилось вводить плацебо типа баралгина. В реанимации ещё был трамал, но мало (сейчас, наверно, больше).
И вот дежурю я по реанимации, аспирантик молодой. И привозят мне нашего заведующего, пожилого уже человека - чудовищная боль в спине, неудачно поднял тяжесть на даче. Баралгин, трамал в/в - бесполезно, вода... Звоню наркослужбе - а её нет! И Бог весть, где она - то ли инъекции делает, то ли просто гуляет. Пейджера у неё нет, мобильного тем более, год 1999й, сестры мобил не имели. А пациент синеет - ибо боль такая, что трудно полноценно дышать, и кричит. То есть не кричит, а КРИЧИТ, Боже мой, как... Я сам готов кричать - от бессилия, невозможности помочь шефу отделения реанимации.  Кое-как выловили по телефону наркослужбу, я потребовал морфий в/в, и первый раз в жизни дурниной орал на женщину, когда та пыталась заикнуться "в мышцу сойдет". 
В общем, боль мы купировали. Ни игле.
Но скажите, кому это надо? Для чего страдают пациенты (мы тоже страдаем, но по мнению обывателя, мы черствые и не понимаем людского горя, ага)????
Я сейчас работаю в ведомственной клинике, и городские правила - слава Богу! - пока, пока не действуют. Опиоиды относительно свободно - да, в сейфах, да, списывать надо - но свободно лежат на всех постах всех отделений. Послеоперационное обезболивание зависит только от потребности пациента и ума доктора, а не от капризов м/с или приказов чиновников. И ни одного случая кражи наркоты за десятилетия - НИ ОДНОГО!
_____________________________
Товарищи и господа, те кто регламентирует учет опиоидов, а также бензодиазепинов, клофелина, барбитуратов и т.п. Опомнитесь пожалуйста!
Может быть, чуть упростить порядок их учета?
Мы (медработники) в массе своей - не сволота.
Не говоря уж про то, что, буде я, допустим, свистну пару ампул морфия, и про это узнают - даже если не возьмут с поличным, то непременно выдавят с работы, а товарищи перестанут уважать. Поверьте, это так!
Но даже если вся немногочисленная медицинская и околомедицинская мразь, желающая срубить денежку на перепродаже больничных препаратов, почувствует некоторое ослабление вожжей - это ж мизер по сравнению с 80 тоннами героина, ежегодно потребляемого Россией (читал в Русском Репортере).
А главное - миллионам хороших людей, счастливых (потому что операция удалась) или несчастных (потому что завтра умирать) облегчатся страдания! 
А сейчас, знаете ли - часто бывает очень больно...


Перепост приветствуется. Кто умеет - поставьте кнопку.
Пока Госнарк будет "отрабатывать свои хлеб" на медиках, вместо того, чтобы заниматься наркодилерами, до тех пор наши больные будут страдать от болей и умирать в мучениях.
Однажды один мой знакомый сотрудник ФСБ долго доказывал мне, что дескать медики "тоннами воруют и продают страшный наркотик - ГОМК". И долго не мог поверить, что ГОМК относится во всём мире к БАДам.

dok-sed.livejournal.com/343020.html