holesika (Татьяна) (holesika) wrote,
holesika (Татьяна)
holesika

Categories:

Сказка, рассказанная на ночь.2

- Ну вот, все бригады в разгоне, я одна на подстанции парюсь, тут вызов от Петровича. Ежу понятно, что мне одной его не снять, вот диспетчерская и дозвонилась до ментов, чтобы они наряд прислали, они снимают, а я, типа, откачиваю. Ведь предупредили, чтоб они в квартиру не лезли. Ребята попались молоденькие, а мы с Сашкой тогда в занос угодили, нас минут десять, а то и все пятнадцать из него выковыривали. Приехали мы по адресу, там нас давно наряд ждет. Входим в квартиру, а Петрович уже остывает. Ребята-то, оказывается, недалеко проезжали, через минуту, а то и раньше, на месте были. По доброте душевной, они в дверь позвонили и сообщили, что «скорая» задерживается, чтоб Петрович, не торопился, а подождал. А он, торопыга нетерпеливый, предупреждения не дождался, как звонок услышал, так и сиганул с табуретки. Я его добросовестно минут двадцать качала, думала сама сдохну. Все ребра полетели.

- Дай, я тебя расцелую, родная, - тут же обнял меня Анатолич, действительно расцеловав. – Благодетельница.

- И я, - сообщил Львович, поднимаясь. – Прямо камень с души упал. Обещаю тебя поить первяком по первому требованию и даже без него, - он тоже облобызал меня.

- Ребята, это вы ту самую фишку должны целовать, а не меня!

- А я что, рыжий? – возмутился Юрка. – Я тоже целоваться буду!

- Ты слишком заинтересованное лицо, - остановил его взглядом Саша. – Думаешь, тут голову некому открутить пока другие спят? Иди сюда, Рыжик, - позвал Саша, двигаясь.

- Сань, ты что, тоже целоваться собрался? – ужаснулась я. – Не дамся!

- Нет, я одного доктора попрошу и от моего имени, - развеселился врач

- Ах, какая женщина, какая женщина, мне б такую, – пропел Юрка, усаживаясь рядом за стол.

- Так себе женщина, - успокоила я его. – Не стою я африканских страстей.

Санька подозрительно косился в коридор.

- Ну-ну, - усмехнулся Анатолич.

- Рыжая, плюнь на них и выходи за меня замуж, - вдруг предложил Юрка.

- Не могу, Юр, меня посадят за многомужество, - честно ответила я.

- Не понял? - удивленно прозвучал голос Юрки в наступившей на кухне тишине.

Мужики удивленно уставились на меня.

- Чего не понял? – настал мой черед удивляться.

- Ты что, замуж вышла? – переспросил доктор.

- Вот уже пять лет, как не могу оттуда выйти, - пояснила я.

- А кто у нас муж? – поинтересовался Юрка.

- Мент, - лаконично ответила я.

- Это тот, который периодически к тебе сюда приезжает? – уточнил Юрка.

- Тот, который сюда заглядывает, это друг Серый. Друг, а не любовник, - уточнила я. – А мужа моего ты видел. Помнишь мужика, который размахивал пистолетом и требовал выдать моего любовника?

- Это тот, которого ты его ещё мордой в травку уложила и ментам сдала? – уточнил Юрка.

- Он.

- Высокие отношения, - усмехнулся Сашка.

- Сань, ну, а нафига, на невинный вопрос «Кто её любовник?», вы все, единым строем, ответили «я»? Это же просто издевательство над человеком! Прикинь, двенадцать мужиков, да он бы вас всех, как куропаток перестрелял. Что мне ещё оставалось? Только разоружить и сдать на руки подчиненным, пока он не успел дров наломать.

- Мы же думали, что это кто-то из поклонников, - пояснил Сашка. – И не сговаривались мы, так фишка легла, - передразнил он.

- Вот зараза! Ладно, проехали уже давно, - улыбнулась я. – Кстати, если честно, я была потрясена вашим героизмом. Под прицелом пистолета все бросились меня защищать.

- Видели мы твое потрясение, когда ты из окна кухни, как ниндзя, сиганула и накинулась на мужика. Он же даже сообразить не успел, что именно на него свалилось. Да и мы тоже не успели, - уточнил Сашка.

- Хреновый мент, засиделся в кабинете, давно на земле не был, - ответила я. – Нормального я бы врасплох не застала, он меня еще до приземления скрутить должен был.

- Охренеть! Хочу такую дикую женщину. Женюсь, - настаивал Юрка.

- Низяяя, я маме обещала никогда не выходить замуж за человека, у которого буду восьмой женой, - рассмеялась я.

- А какой обещала быть? – удивился он.

- Только тринадцатой. Так что, Юрка, работы у тебя непочатый край, тебе ещё кучу раз нужно жениться и развестись.

- На это же,… не меньше трех лет потребуется, - сообщил Юрка, что-то подсчитав в уме. – Почему раньше не сказала? Я бы уже к финишу двигался.

- А ты раньше замуж не звал, - сделала я удивленное лицо. – Ты только «любовь» на сеновале предлагал. Не переживай, он же мне развода не дает.

- Смотри, Юрка, она с кузнецом придет, - Львович развеселился.

- Не, Юрка, не успеешь, точно перехватят, - усмехнулся Сашка. – Есть у меня один знакомый, мировой мужик, кстати,  так вот ему до развода месяца полтора  осталось. Хочешь, познакомлю? – хитро предложил он мне.

- Я Юрку подожду, для нашей любви, три года не преграда. Ведь, правда, любовничек?

- Чего, серьезно? – удивился Львович. – Ты  теперь… с Юркой?

- Львович, это не я серьезно, а Юрка. Случайно услышала, как он в вашем салоне рассказывал о нашей интимной жизни в таких подробностях, что я даже усомнилась, не проспала  ли я такой праздник тела.

- Ну извини, - смутился Юрка. – А вот предложение остается в силе.

- И нахрена ты треплешься, фантазер? – спросил Львович Юрку.

- Мужики, мне наплевать, кто и что треплет, - пояснила я. – Меня это не трогает. И замуж я больше не собираюсь. Может фантазировать сколько угодно.

- Третья бригада, Рыжая, бери аварию, - предложила Оксана.

- Беру! – вылетела я из кухни.

- Не понял! А я тут просто мимо проходил? – возмутился Львович.

У дверей курилки стоял Док, наблюдая за происходящим на кухне.

- Ты почему не спишь? – удивленно затормозила я. – Давно стоишь?

- Третью сигарету, - он показал окурок. – Уже выспался.

- Глотни чая, пока я за вызовом метнусь, - предложила я.

- Не хочу. Оказывается, курение – очень полезная вещь, - усмехнулся Док.

- Как хочешь, - я проскользнула мимо него за ящиком и вызовом. – Спасибо, - поблагодарила я диспетчера, захватив ящик.

Док посадил  меня в салон, пристроил отобранный ящик и сам уселся на боковое сиденье.

- Гони, Сань, на трассу 173 километр.

Мигалка, сирена, машина понеслась к месту аварии.

- Как ты себя чувствуешь? – поинтересовалась я.

- Хоть стреляйся, - ответил Док. – Много я  ночью начудил?

- Да ничего ты не чудил, вел себя как настоящий джентльмен, даже в разобранном состоянии пытался достойно ответить на мои грязные домогательства, - улыбнулась я.

- У меня ничего не получилось?  - спросил он, отводя глаза.

- Скорее всего, получилось бы, но мы решили вернуться к этому вопросу в трезвом состоянии, заменив процесс капельницей.

- А что с одеждой? Когда я к тебе вошел, меня твой Толстый пытался облизать, а сейчас все чистое.

- Я немного почистила.

- Понятно, значит, я пьяный ввалился к тебе, пытался домогаться, потом ты меня откачала, обстирала и возишься, как с ребенком.

- Фантазия у тебя буйная. Я тебе уже сказала, что было на самом деле, а если хочешь фантазировать, то тут я тебе не помощница. Скудость моего мышления и бедность фантазии не позволяют мне присоединиться к тебе.

- Во завернула, - улыбнулся Сашка.

- Ты опять все перепутал, Сань, тебя просили подсматривать, а ты подслушиваешь.

- Подъезжаем, ребята,- предупредил Сашка.

- Как пионер, всегда готова работать! – отрапортовала я. – Ты как?

- Дайте мне море костей и кучу крови, всех реанимирую, - улыбнулся Док.

- Я знала, что тебе понравится мой заказ, - сообщила я, выбираясь из машины. – Ох, и нифига себе, - не удержалась я от восклицания.

Док сзади тоже крякнул, увидев трактор, под колесами которого расплющились «Жигули»

- Котлета, - присвистнул Сашка.

Пьяный водитель трактора уже лежал в наручниках на обочине, а гаишники облепили легковушку, пытаясь вскрыть.

- Что у нас здесь? – спросил Док, у гаишника, когда мы подошли к машине.

- Братская могила, - отмахнулся тот. – Внутри кто-то пищит. То ли собака, то ли ребенок, не поймешь, а вскрыть без резака не можем, ждем.

- Мужики, вынимайте заднее стекло, я туда втиснусь, - сказала я, прикинув размер щели.

- Куда?! – рявкнул Док.

- Нормально пролезу, заодно и осмотрюсь, - успокоила его я. – Вдруг кто живой есть. И открыть попробую, изнутри вышибать проще, чем снаружи корячиться.

- Ну-ка, сними халат! – потребовал капитан.

Я скинула халат на руки врачу.

- А что, пролезет, - согласился капитан, осмотрев. – Вытаскивайте заднее стекло, - приказал он. – Да смотрите, чтоб осколков не оставалось!

- Не пущу! – заявил доктор.

- Вить, а вдруг кто-то живой есть? Так и будем стоять и ждать? – спросила я.

- А если ты там застрянешь или на что напорешься? Будешь истекать кровью, а я буду на это смотреть?

- Док, обещаю не застрять, а если что,  ты заштопаешь.

- Никуда ты не полезешь!

- Готово? – удостоверилась я у капитана. – Тогда, я поползла.

- Осторожней, - попросил он.

Осторожно втискиваюсь, цепляясь одеждой за торчащие обломки. На заднем сидении никого нет, только битое стекло и торчащие из обивки железки.

- Назад! – попытался меня вытащить Док, но его остановил гаишник.

- Доктор, если назад потянешь, можешь угробить девчонку, там же везде обломки торчат.

- Капитан, - прошу я, почти полностью втиснувшись. – Дай кусок пластика или железа под … спину, я двери открою.

Положив на сиденье кусок пластика, смогла осмотреться, не опасаясь торчащего железа. Правая сторона машины пострадала меньше, подсунув под спину щит, отгибаю рукой рычаг замка и выбиваю его пятками. Покосившаяся дверь приоткрывается, а дальше мужики её оторвут. С левой дверью пришлось возиться дольше – она больше перекосилась, пока открывала её, умудрилась порезаться о торчащий обломок, разодрав джинсы на бедре.

Осмотрелась, в машине, кроме водителя, никого нет, а скулящий звук продолжается. Пытаюсь осмотреть водителя. Пульс есть! Слабый, но есть. В грудь вдавлен руль, ног не вижу. Удается отогнуть руль и освободить грудь мужчины.

- Витька! – выбираюсь через вывороченную гаишниками левую заднюю дверь. – Не поверишь, водитель живой! Там такой пневмоторакс! Грудина вдавлена, ребра торчат наружу, дырища с кулак. Свист стоит – до Питера слышно. Ног не видно, скорее всего, переломаны. Могу попробовать залепить дыру целлофаном и поставить систему в подключичку пока ждем.

- Куда ты налепишь целлофан? – удивился доктор. – Как до раны доберешься?

- Она руль отогнула, - пояснил капитан.

- Ага, - согласилась я. – Грудину я освободила. Нужно залеплять и систему ставить, там кровопотеря большая.

Сумасшедшая! Я тебя сам когда-нибудь убью, - пообещал доктор, собирая систему и передавая мне.

Снова втискиваюсь внутрь, разорвав рубашку на груди водителя, нащупываю пульс, пытаюсь поставить капельницу.

- Повезло мужику, - задумчиво качает головой капитан. – В рубашке родился.

- Вазелина нет, - сообщил доктор.

- Внизу, под шприцами, флакон с вазелиновым маслом, - даю пояснения.

- Сейчас найду.

- Еще пластырь достань, - прошу.- Повязку не наложить, а закрепить можно.

- Ты там осторожней скачи, - просит гаишник. – Вон, уже от одежды одни лоскутья.

- Так то от одежды, а не от меня. Вы, когда вытаскивать будете, осторожней с его ногами, мне не посмотреть что и как.

- Давай, заканчивай и вылезай, - просит доктор, передавая мне пузырек и кусок целлофана.

- Пластырь, - напоминаю я.

Обработать тело вокруг раны маслом, прижать целлофан, чтобы внутрь не попадал воздух, закрепить импровизированную повязку пластырем в нескольких местах.

В этот момент подъезжает ещё одна машина гаишников, с резаком.

Стоило только вылезти, как они принялись за разрезание машины.

- Осторожней, мужики, - прошу я. – На подголовнике закреплен флакон, не выдерните капельницу.

- Сумасшедшая! – орет на меня Док. – Ты точно смерти ищешь.

- Не, я с ней в догонялки играю, - улыбаюсь я. – Док, ты даже не представляешь, какой это адреналин.

Он осматривает меня.

- Откуда кровь? – кивает он на мою ногу.

- Оцарапалась немножко, когда дверь вышибала.

- Какое немножко? Штанина промокла, снимай быстро! – требует он.

- Хорошо подумал? – рассмеялась я. – Тебе не хватает стриптиза?

- Марш в машину. Пока водителя достают, я посмотрю.

- Вить, давай я сейчас сама перетяну, а ты потом дорвешься до тела, когда освободимся, - предлагаю я.

- Мне что, насиловать тебя, чтобы добраться до раны?

- Какое интересное предложение, - рассмеялась я. – Только логики не вижу.

Забрав из его рук халат, я отправилась ближе к останкам «Жигулей».

- Сань, так я же хотел её в машине осмотреть, чтобы никто не видел, - растерялся доктор.

- А зачем спешить? Перевяжи сейчас, зато потом, без спешки займешься телом, тьфу, раной, - откровенно веселится водитель.

- Давай помогу, - присаживается около меня доктор, отбирая бинт, которым я начала перетягивать рану.

- Док, - смутилась я. – Если ты пытаешься мне раздраконить, то у тебя  выходит, а если перевязываешь, то затягивай сильнее.

- Приму к сведению.

Он закончил перевязку чуть раньше, чем достали пострадавшего.

Начинаю бинтовать грудь, прижимая наложенную ранее повязку. Чужая боль не дает чувствовать свою, действуя как обезболивающее.

- Сань, носилки! – зовет Док.

- Здесь я, - тут же материализовался водитель с носилками.

- Мужики, придержите пострадавшего еще секунду, я с повязкой закончу, - прошу я.

Через минуту пострадавший уже в машине. Вешаю на крюк флакон. Маску на лицо, кислород пошел.

Носилки зафиксировали на максимуме подъема изголовья.

Мигалка, сирена, машина несется в город.

- Что колешь? – спрашивает Док.

- Кордиамин, а сейчас камфу, - ответила я, вытаскивая из зубов второй набранный шприц.

Он одобрительно кивнул.

- Ноги в шины нужно упаковывать, - сообщает доктор.

- Сейчас, - ныряю под носилки, вытаскиваю из чехла пару шин, передаю доктору одну из них

- Передай бинт.

Передаю, и быстро упаковываю вторую ногу в шину, переходя для более тщательного осмотра.

- Док, 50 на 20.

- Странно, что он вообще давление держит.

Капельницу в струйный режим, загоняю в шланг адреналин, готовлю к подключению второй флакон, этот уже почти закончился.

- Обезболивать будем? – спрашиваю я.

- С таким кровотечением? Только анальгином. Что с черепом?

- Нормально, даже зрачки одинаковые. Шея цела, как ни странно.

Заменяю флакон.

- Ливер мне совсем не нравится, - сообщает Док.

- А чего ты хочешь? Отбивная, - соглашаюсь я.

- Адреналина добавь.

- Уже закачала,- я достаю из ящика «холод», перекидываю ему в руки. – Активизируй, - напоминаю.

- Могла и сама, - бурчит он, ударив пакет о колено.

- Не люблю синяки на ногах, - отвечаю я, набирая в шприц анальгин

- Ну да, ну да, такие ноги беречь нужно, как же я забыл, - подначивает Док.

- Уже поберегла, - уточняю я. – Сам же будешь шить и ворчать. Или тебя возбуждают женские ноги в синяках?

- Я тебе потом расскажу, что меня возбуждает, - продолжает прикалываться доктор. – Смотри-ка, - он мгновенно становится серьезным.

- Что там?

- Давление поползло, - удивляется он. – Неужели он нас слышит?

- Тебя только глухой не услышит. Луна, - засовываюсь в кабину, чтобы отзвониться. – Луна, это третья.

- Слушаю, третья.

- Звони в областную, пусть срочно готовят операционную. Везем тяжелого с аварии. Полная отбивная.

- Поняла, сейчас позвоню.

- Малыш, давай проверим его реакцию, - просит Док.

- Док, не знаю как ты, а вот я бы рисковать не стала.

- Я же не призываю тебя повторить подвиг наших славных реаниматоров, - усмехнулся врач.

- Я на подобное не способна, - призналась я.

- Ну что сказать? Орёл! Я бы не смог при зрителе, - уточняет доктор. – Хотя…

- Витя, заканчивай фантазировать, иначе заиграешься.

- Поздно, сейчас попрошу парня подвинуться, на носилках тебя  и разложу. Док кивает на пациента, который явно проявляет признаки жизни.

- Не очень удобно втроем на одних носилках, - киваю  на тонометр.

- Продолжаем заводить, - шепчет Док. – Хорошо, сейчас пострадавшего сдадим, ох, и доберусь же я до тебя.

- Доберись, - вопросительно смотрю на доктора

Доктор измеряет давление и показывает большой палец.

- Секс по телефону, - бурчит Сашка. – Вы пациента или меня заводите?

- Там в приемном есть такая уютная кушетка, - продолжил Док.

- И? – заинтересованно спрашиваю я.

- И там я, наконец, стяну с тебя эти брюки, - врач кивает на пациента и водителя, откровенно улыбаясь.

- А потом?

- А потом дорвусь до молодого тела, - мечтательно заканчивает он, не сводя глаз с тонометра.

- Подъезжаем, уже встречают, - сообщает Сашка.

Сдаем пациента хирургам, которые бегом уволакивают его в лифт.

- Представляешь, вытащили, - удивляется Док. - 80 на 60

.

- Ну, вы, ребята и даете! – вываливается из кабины Сашка. – Я же поверил, что ты не выдержишь и её сейчас на носилки завалишь. Вот зараза!

- Саня, мы обсуждали оказание мне медицинской помощи, а ты о чем подумал? – рассмеялась я.

- Вредное у нас производство, - задумчиво выдал Сашка. – Пора молоко выдавать.  Цистернами.

- Ладно, шутки в сторону. Пошли, смотреть, как ты себя искалечила.

- Там ничего серьезного, - успокаиваю я.  – Пара швов, и вся любовь.

- Девочки, процедурная свободна? – спросил доктор, внося меня в приемное отделение.

- Для вас всегда свободна, доктор, - девицы опять строят моему доктору глазки.

- Мне нужен шовный материал, лидокаин в аэрозоли, стерильные перчатки и что-нибудь из антисептиков.

- Все в процедурной. Готова оказать любую помощь, - вздыхает девушка.

- Сам справлюсь, - отказался Док, открывая ногой дверь.

Уложив меня на кушетку, он срезал повязку.

- Ну что, снимай штаны, знакомиться будем, - улыбнулся он.

- Ты только не психуй, - попросила я, стягивая джинсы.

- Твою машу! Ты – сумасшедшая! – уставился Док. – До кости пропоролась!

- Я знаю, все не так страшно, как кажется, - попыталась успокоить врача. – Всего четыре шва, сосуды не задеты, одно мясо.

- Сумасшедшая! – он быстро заморозил кожу вокруг раны и принялся шить.

- Ну вот, а ты боялся, - села я на кушетке, когда он закончил. – Залепи чем-нибудь, чтобы не цепляться нитками за одежду, - попросила я.

- Сиди! Самая умная, да?

Он наложил повязку с фурацилином, туго забинтовав.

- Спасибо, - поблагодарила я, сползая с кушетки и одеваясь. – Теперь можно спокойно работать.

- Ты действительно ненормальная, - удивляется Док. – Я же понимаю, что меня страховать остаешься. Я уже а норме, а тебе отлеживаться нужно.

- Ты идешь? – спросила я, открывая дверь. – Мне бы ещё переодеться.

Tags: сказки о скорой
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments